Авторизация

    Валентин Евгениевич Горбунов МОИ ВОСПОМИНАНИЯ - Догребки

    Содержание материала

    ДОГРЕБКИ


    Догребки - это значил, что догребли сено на каком-нибудь участке. Я в данном случае имею догребки на Чурге. На сенокосе в конно-ручном звене я работал почти ежегодно летом.
    В каждой бригаде было создано такое звено, и я работал в Кулаковской бригаде. Работать на гребле сена было весело, так как народу было много. На косьбе на лак весело было, потому что работа была тяжелая и косили каждый свой участок. Сходились вместе только на обед или вечером к машине, чтобы уехать домой. Л когда косили на Чурге, то обычно спали в избушке, предварительно поужинав. За день так намашешься косой, что спишь как убитый. А вот на гребле сена -там уже легче. И если кго остается ночевать в избушке, то долго балабонит, прежде чем уснуть.
    На нашем участке было две избушки: одна недалеко от Огулевской межи, а другая на Екимовой, недалеко от Усть-Пакшеньги..
    Сначала у нашей бригады участок был небольшой - 14 га, обычно скашиваш за три дня и гребли также три дня. Потом нам прибавили Зареченский участок, и стало уже около 30 га. Тогда на Чурге жили уже неделю. Хорошо если погода подстагит и сгребем сено за 5-6 дней, а то бывало, что несколько раз съездишь попусту: приедем, поворочаем сено, а после обеда смочит — и опять едем домой.
    В то лето, когда мы справляли догребки на Чурге, была хорошая погода, и мы выставили весь участок за пять дней. В последний день с обеда бригадир выделил нас вдвоем с Леонидом Степановичем ловить рыбу на уху, чтобы вечером справить догребки. У меня был бредень, и мы до пяти часов вечера наловили порядочно рыбы, в основном были ельцы. Уху договорились варить на Усть-Пакшеные, тоже на берегу речки. По лесной дороге прямо с сенокоса добрались туда. Я был на мотике и кое-где приходилось его поднимать через валежины, которые нападали на дорогу. Но вдвоем с Ленькой мы легко переводили мотик через препятствия и прибыли на место раньше остальных.
    Разложили костер, почистили картошку, и пока варилась уха, подошла вся бригада. Машине по этой дороге было не проехать, и шофер с бригадиром объехали кругом через Шокшу. Там набрали водки, 40-литровый бидон пива и приехали к нам на пикник. Деньги на водку и пиво выделяло правление по случаю окончания сенокоса, как на праздник.
    Тут мы хорошо попировали сухой, попели песен, покупались, и домой.
    Тогда такая мода была, что в каждой бригаде справляли догребки и подстраивали конец сенокоса на Чурге, чтобы наловить рыбы и сварить уху на берегу, и повеселиться, и отдохнуть после тяжелой страды, которая называлась «сенокос».
    Надо отдать должное в этом бывшему председателю Федору Савватиевичу, который не жалел на это денег и выделял гга догребки в каждую бригаду из кассы колхоза. Остальные члены правления тоже были не против. И люди, видя такую заботу о них со стороны руководства, работали всегда хорошо и почти не было прогулов.

    Народ шел за тем председателем и верил ему... Каждый раз его приглашали на догребки во все бригады, и он веселился вместе с нами. И дисциплина тогда в колхозе была лучше.

    Please publish modules in offcanvas position.