Авторизация

    Валентин Евгениевич Горбунов МОИ ВОСПОМИНАНИЯ - Чуть не сгорел

    Содержание материала

    ЧУТЬ НЕ СГОРЕЛ...

    Это случилось в 45-м году, когда мне еще было 10 лет, в майские праздники.
    Мой отец в то время работал бригадиром в Подсосенье. Накануне вечером он выточил пилу и топоры. Топоры точили на водяном точиле -это большой мелкозернистый широкий круг с двумя ручками, за которые и вращают его. Нижняя часть точила касается воды, которая наливается в деревянное корыто и смачивает точило. Веретено с ручками ложится на станину, а вверху на станине делается сиденье. На это сиденье садится взрослый человек, который и держит топор в прижиме. Один конец прижима пропускается под задницу, а второй держит топор. Сидящий нажимает на прижим, где вставлен топор, а два крутят точило. Вода смачивает лезвие топора и охлаждает его.
    Рано утром 1 мая мы пошли с отцом в лес за четыре километра от дома. Спилили штук десять елок, обрубили сучки и раскряжевали на бревнышки длиной два с половиной метра. Потом отец начал их тесать, а я снимать кору. Приготовили на четыре ряда, и отец начал рубить сруб на яму. Я помогал ему запиливать лапы. Успели в тот день нарубить четыре ряда и сверху положили бревнышек, оставив посередине с полметра дыру, чтобы выходил дым.

    С  двух сторон наложили еловых лап, чтобы спать на них, а посередине сруба развели костер. Вскипятили чаю в котелке, поужинали и легли спать. От костра стало тепло. Я за день устал, да и отец тоже, и мы сразу уснули под треск поленьев. А проснулся я уже в снегу за срубом. Отец катал меня по снегу и тушил на мне одежду.

    Когда мы уснули, костер-то горел, и лапы, где я лежал, подсохли и вспыхнули. Хорошо отец быстро пробудился от треска хвои и схватил меня с горящих лап, перенеся из сруба в снег, и быстро затушил загоревшую на мне фуфайку. Под фуфайкой была рубашка, и она не успела загореться. На штанах прогорело несколько дырок, но вторые спасли от ожогов. На руках были рукавицы, но они не загорелись. Шапка спасла волосы, и только лицо обдало жаром и долго саднило. Мазала потом мать какой-то мазью, и все прошло, даже пузырей не было.
    Отец тогда больше не спал, а я еще проспал на свежей хвое до утра. Утром, позавтракав и попив чаю, принялись вновь за работу и доделали сруб. Домой пришли после захода солнца.

    Please publish modules in offcanvas position.