«Ребята, айда к тёте Маше - блинов поедим!» - подростки гурьбой высыпали из школьного автобуса и, прежде чем пойти домой, отправлялись в поселковую столовую. Вкуснее блинов и пирогов, чем у Марии Андреевны Мельник, готовящейся встретить на днях своё 90-летие, в Шокше не было!

 

Слёз не стыжусь и не прячу

Семья Мельник Андрея Михайловича и Анны Ильковны вместе с двумя дочерьми Марией и Анной (14 и 8 лет) и четырёхлетним сыном Ваней была привезена из Калушского района Ивано - Франковской области на спецпоселение в Вельский район в феврале 1945 года. Более трёх месяцев прошло с тех пор, когда некогда крепкая, работящая, дружная семья вместе с односельчанами была сорвана с обжитого места и привезена на Север в холодные и страшные бараки. Больше месяца заняла дорога в набитых до отказа людьми, отапливаемых железной печкой телячьих вагонах. «Ехали только днём, ночью состав стоял, - вспоминает Мария Андреевна. - В отличие от уголовников, которых тоже везли в этом составе, нам выходить на улицу было нельзя. В вагоне было много детей и стариков, люди простывали и болели, и если кто-то, не дай Бог, умирал в пути, то тело просто выкидывали из вагона – похоронить родных по-человечески возможности не было. Питались в основном тем, что удалось прихватить из дома». В Вельске всех прибывших рассадили по подводам и повезли в лес к месту поселения. Сначала это был Важский лесопункт, через некоторое время - Важская запань, потом - лесопункт Репишный, что неподалёку от Пакшеньги. Родители работали в лесу, дети были предоставлены сами себе. Жили люди в длинных бараках, где по обе стороны от прохода были настелены нары. Кормили прибывших баландой из черного гороха». То ли от непосильной работы, то ли от голода здесь, на Репишном, и нашли своё последнее пристанище и отец, и мать. А младший брат Марии умер здесь же от разрыва сердца, испугавшись нёсшегося на него коня. Так остались девчонки совсем одни.

Марця

Теперь уже в лес сучкорубом пошла Мария, или как её называли в посёлке – Марця, работа тяжёлая – летом - на комарах, зимой - по пояс в снегу в плохонькой одежонке. Вскоре девчонок перевезли в п. Шокша. Лесопункт здесь был покрупнее, больше рабочих, строилась школа, больница и столовая, где Мария стала работать помощником повара, а младшая, Анна, пошла в школу в Пакшеньге. Училась неделю там, а на выходные возвращалась в Шокшу. Для жилья сёстрам было выделено место за печкой, где помещалась только кровать на двоих, задёрнутая занавеской. Помощник повара – это только звучит красиво, а на самом деле это работа, которая предполагает подъём в три часа ночи, расчистку дороги, колку дров и топку печей, поднести, вынести, начистить, убрать, помыть… Одним словом, тяжёлый физический труд. Про образование (на Украине ей не удалось закончить и двух классов!) и думать было нечего. Помогала выживать молодость да чувство ответственности за единственного родного человека - сестру. Жизнь шла вперёд, молодёжь, наработавшись досыта, всё же находила силы и отдыхать и влюбляться. Появился парень и у Марии. И надо же было такому случиться, что однажды, спеша рано утром на работу, упала она и сломала ногу. Более двух месяцев пришлось провести в больнице, а потом ещё долго быть в гипсе. Ухажёра как ветром сдуло, ну всё как по пословице: «Муж любит жену здоровую, а брат – сестру богатую»! И в комендатуре зашевелились, чтобы забрать младшую Анну в детский дом. Мария стояла насмерть: «Не отдам! Или увозите нас вместе!». Случалось и прятать сестру от чужих глаз, но так и не отдала её. Жители посёлка, да и соседних деревень жалели сестёр, делились, чем могли. А сёстры друг в друге души не чаяли, последней крошкой делились, и даже, если случалось сшить платья, то только одинаковые.

Работы не боюсь!

Шло время. Понемногу налаживалась жизнь, строилось жильё, создавались семьи, рабочие улучшали свои жилищные условия. Мария честно и много работала, старалась найти общий язык с поварами, училась у них, а иногда и им что-то подсказывала. Как бы то ни было, но в том числе и благодаря ей, столовая вкусно кормила многочисленных рабочих лесопункта, готовила обеды для лесных котлопунктов, принимала участие в организации и оформлении выездных буфетов на различные совещания и выборы. А её пироги и блины уже тогда были вне конкуренции! Да что говорить, запечённое мясо и копчёный окорок и сало (лесопункт имел своё подсобное хозяйство), приготовленные в столовой, были очень востребованными деликатесами на любом празднике!

 Никому неведомо, сколько же может быть отпущено испытаний на долю одного человека? Только, казалось бы, жить начали, - Мария вновь сломала ногу. На этот раз восстановиться полностью так и не удалось. Немного оправившись от травмы, продолжила всё же работу в стационаре п. Шокша поваром, а потом опять в столовой посёлка вплоть до их закрытия. Теперь уже Анна, закончившая к тому времени 7 классов, пошла работать в лес. Её энергии хватало и на участие в художественной самодеятельности, и на комсомольскую работу, и на работу в комиссиях рабочкома, и на депутатскую деятельность. Но самое главное, - сёстры не расставались ни на один день! Когда в семье Анны появились дети, Владимир и Наталья, Мария Андреевна окружила их такой заботой и вниманием, что мать могла не беспокоится ни о чём.

Вторая родина

Когда в 1962 году спецпереселенцев реабилитировали и восстановили во всех правах, можно было возвращаться на Украину. Глядя на других, поехали и сёстры Мельник. Месяца не прошло, как по звонку начальника лесопункта И.А. Макарьина, звавшего назад и пообещавшего улучшить семье жилищные условия, Мария и Анна вернулись в ставший родным посёлок.

 Вот так всю жизнь, единой семьёй и прожили сёстры Мельник, поддерживая друг друга. Давно выросли и Владимир и Наталья, получили образование, обзавелись своими семьями, их дети почти каждые каникулы проводили у бабушек в Шокше. А те, пока были силы, держали своё хозяйство, изо всех сил помогали молодым, чем могли: пирогами, соленьями, вареньями, голубцами, пельменями, домашней колбасой. А главное, любовью.

Правда есть?

В преддверии Великой Победы получила Мария Андреевна от властей уже четвёртую юбилейную медаль, а вот признания её труженицей тыла, без вины попавшей в жернова репрессий в годы войны, потерявшей родных, познавшей ещё девчонкой все тяготы работы в лесу,– не получила, - ведь никто не заводил тогда на таких детей трудовые книжки. До сих пор надеется, что всё же справедливость восторжествует

Уже более 15 лет нет на свете сестры Анны. Мария, за всю свою длинную жизнь никогда не имевшая своего угла или комнаты, но полностью посвятившая свою жизнь сестре и племянникам, не забыта ими – живёт она в Вельске неподалёку от Натальи, окружена и вниманием и заботой. Бабушка Маруся, как ласково называют её внуки, и сейчас ни минуты не сидит без дела. Читает журналы, смотрит любимые передачи, до сих пор готовит свои любимые каши, супчики и компоты, рукодельничает. И ни за что не ляжет спать, пока не переделает все дела.

Ольга Сидорак

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить