Никита Викторович Петров.Кандидат филологических наук.
Учебно-научная лаборатории фольклористики, Российский государственный гуманитарный университет, Москва.

ПАКШЕНЬГСКИЕ ДРЕВНОСТИ: ПИСЬМЕННАЯ КУЛЬТУРА И ФОЛЬКЛОР

Фольклорно-этнографическая экспедиция ИФИ РГГУ под руководством А.Б. Мороза и Н.В. Петрова работает в Вельском районе с 2009 года[1]. Были обследованы деревни с/п Судромы, Благовещенска, Хозьмино, Смольянца, Пакшеньги и Ракуло-Кокшеньги. В основном интервью собирается по программам-вопросникам, охватывающий жизненный и календарный циклы, также есть вопросники по утвари, одежде, животным, народному православию, устному народному творчеству – всего 27 программ-вопросников. В результате более ранних поездок по Каргополью и нынешних по Поважью были изданы фольклорные материалы – "Фольклорный путеводитель по Каргополью. М.: ОГИ, 2009", "Знатки, колдуны, чернокнижники: колдовство и бытовая магия на Русском Севере. М.: Форум-Неолит, 2013".

Участники экспедиции фиксируют помимо собственно фольклорных и этнографических текстов данные о происхождении топонимов (топонимические предания), рассказы о жителях деревни, их биографии. Не всегда эти сведения могут быть точными, а тем более полными. Но благодаря собиранию воспоминаний формируется часть исторической науки, которая называется устной историей. Устная история о событиях, происходивших в мире, в селе, в семье – тексты, записанные от детей, внуков участников событий, - зачастую помогают увидеть механизмы социальной коррекции информации и понять, через какие социокультурные, политические и биографические фильтры проходит событие, прежде чем стать историей.

В 2011 году экспедиция работала на юге Архангельской области, в 30 км севернее районного центра в с. Пакшеньга (в деревнях Ефремковская, Степанковская, Артёмковская, Кулаково-Подгорье, Петрегино, Окулковская).

Было записано большое количество топонимических преданий, связанных с происхождением этих названий. Наиболее частотным стало предание, связывающее эти деревни с первопоселенцами – Ефремом, Степаном, Артемов и их отцом Окулой, который, спасая сыновей от воинской повинности, переселился жить в новые места. Не все названия имеют основу в виде предания – часть просто не сохранилась в памяти местных жителей. Например, собиратели, несмотря на тщательное интервьюирование местных жителей, так и не смогли узнать, почему именно так называется деревня Мараконская. И только в письменном источнике приводится данные о топониме: "Степанковскую позднее назвали мараконской, наверное за ее длину - самая большая по длине и ее нада было назвать марафонская, от марафонского бега" (История Пакшеньги, папка № 1, раздел 15, с. 13)

Это название могло остаться необъясненным, если бы не уникальный случай: в школе в кабинете истории[2] хранились краеведческие материалы, собранные учителями школы у местных жителей, и краеведческие записки (собирал эти сведения в 1980-х гг. Кузьмин Александр Степанович – учитель-краевед[3], затем, вероятно, учителя истории Пакшеньгской школы).

Собрание представляет собой три объемистые папки, озаглавленные "История Пакшеньги", куда вложены напечатанные на машинке листы с воспоминаниями местных жителей, материалы лекции для школьников, рукописные тетради с воспоминаниями о расположении домов в деревнях Пакшеньги и семейная устная история по воспоминаниям местных жителей – всего более 200 машинописных листов и около 10 тетрадей.

В данных папках содержится текст о важнейшем источнике событий, происходивших в Пакшеньге – Ефремовской (Ефремковской) летописи, информация о которой содержится в папках "История Пакшеньги".

Собиратель и краевед А.С. Кузьмин оставил материалы, в которых сначала приводит несколько вариантов топонимического предания об основателях Ефремковского починка. Далее он рассказывает удивительную историю о книге, чья судьба схожа с утраченным оригиналом "Слова о полку Игореве". Книга называлась "Ефремовская летопись". Приведу здесь полностью эту запись[4]:

"Нам достоверно известно, что Ефремовы, а это, как явствует предание первые поселенцы Пакшеньги, основатели Ефремковского Починка, вели летопись - была ли это церковная летопись, которые вели Ефремовы, или они вели самостоятельно, выяснить не удалось. Но что летопись у Ефремовых была, об этом мне, в свое время, после войны говорили многие старики. Вот история этой летописи: до войны в доме Ефремовых был открыт ветеринарный пункт. Работал там ветелинаром Федор Кузьмович... Вот что он мне поведал. "Я был малограмотный ветелинар, да немного и нада было знать: завертывал порошки-присыпки, налаживал в бутылочки примочки, а баночки раскладывал мази... А когда непомогали эти лекарства - прописывал "дорезать". Но вот к нам прислали молодого и грамотного, после техникума парня и он стал лечить по науке, как его научили в техникуме и по книгам которых привез. Увидав, однажды, что я вырываю страницу из рукописной книги, разрываю ее на четвертушки и завертываю в них порошки, новый ветелинар обратил свое внимание на мое занятие, взял у меня оставшуюся часть не додорванной книги и стал читать. Каково же было мое удивление, когда я услышал историю Пакшеньги, очень много там было интересных событий записано. То было Ефремовская летопись. Я ее нашел на чердаке в какой то коробухе и не зная что за книга, рвал ее и завертывал порошки, делал из этой книги пробки  затыкал ими бутылки с примочками. Оставшуюся часть книги я утащил домой и берег ее... Но не уберег - в войну случился пожар, большой пожар. Много домов сгорело, сгорел и наш дом с ним и Ефремова летопись... Была ли то летопись церковная - сказать не могу"  (История Пакшеньги, папка № 1, с. 2).

Не очень понятно, придумал ли А.С. Кузьмин историю про Ефремовскую летопись, или же она действительно существовала (внезапно найденная и утраченная книга, в которой содержится вся правда о прошлом – это хороший фольклорный и литературный мотив) – в любом случае даже "виртуальное" наличие летописного свода о событиях в отдельной деревне полностью соответствует увиденной участниками экспедиции тенденции к сохранению местными жителями локальной истории.

"Пакшеньгские древности" включают в себя, помимо описания частных биографий и забытых сейчас фольклорных текстов (например, про рекрутчину: "Рекрутам какая жизнь, повезут, только держись / На лошадках кареньких повезут удаленьких" – История Пакшеньги, папка № 1, с. 15), бытовых особенностей жизни в дореволюционной Пакшеньге (многие крестьяне Пакшеньги ехали собирать кусочки "миластини христа ради до самой революции" – История Пакшеньги, папка № 1, с.16), и серьезные/курьезные истории о жителях деревни.

Участникам экспедиций, нацеленных в основном на фольклорный материал, редко удается полностью расспросить про устную историю деревни – тем ценнее эти записи. Так, дядя краеведа А.С. Кузьмина – Лодыгин Автоном Емельянович в письме рассказывает историю, связанную с отголосками революционных событий на Пакшеньге:

Участками земли, предназначенными для распределения крестьянам, завладела "кучка богачей во главе с урядником Прилучным Андреем Никитичем (которого в народе звали "князек"). Он пустил в ход все, что можно было в его положении Пакшеньгского <с.2> князя... <с.3> Дошло дело до того, что в один день крестьяне деревни Мараконской и Кулаково-Подгорье вышли в поле, разделили участки по количеству хозяйств на равные части и раздали всем, включая и богатеев. Справедливость была восстановлена, собрали два урожая <...> Особую ненависть "князек" проявил к Филиппу Афанасьевичу, своему соседу и всей его семье, его первым постарался он убрать с Пакшеньги. Филиппа Афанасьевича первым арестовали и увезли в тюрьму в Вельск, конечно, по доносу самого "князя". После к Филиппу Афанасьевичу еще 9 человек засадили <с. 4>  В это же время, на страстной неделе, возвращаясь с военной службы Александр Полиевтович Шаманин придя в Вельск узнал, что его отец Полиевт из деревни Мараконской по доносу "князя" сидит в тюрьме, ожидая суда. Александр Полиевтович еще в солдатской форме обратился к начальнику тюрьмы и добился свидания с отцом. Все 10 человек были в одной камере политических. В сопровождении надзирателя Александр Полиевтович прошел в камеру и говорил с отцом положенное время под наблюдением надзирателя. По выходе из тюрьмы Александр Пол. отправился домой в Пакшеньгу. За Заборьем, где дорога проходила улицей между полянками была лужа, на лошадях ее проезжали вброд, а пешеходы переходили ее по двум колышкам положенным через прорытую канаву.

И вот как специально кто подстроил такую обстановку, с Пакшеньги в это время через лужу проезжал "князек" (вез его сын подросток Николай). Встреча произошла по пути пешеходной тропы в колышком. Александр Полиевтович взял один колышек и молниеносным ударом разбил "князю" голову, так что мозги <с. 5> вылетели. Положил колышек на свое место и повернулся обратно в город. Явился в полицейское управление и заявил: "Я убил Пакшенгского тирана-урядника князя на дороге за Заборьем и готов нести ответственность за это". Его, кончено, тут же арестовали" (История Пакшеньги, папка № 1, раздел 4)

Вариант этой истории приводит в своих воспоминаниях С.П. Кузьмин – дядя краеведа:

"...это по его ["князька" - Н.П.] указанию мужики весной пятого года разделили земли богачей, незаконно ими присвоенными /присвоенные/. После раздела земли начались аресты активистов, были арестованы и отправлены в тюрьму 10 мужиков с Пакшеньги. Приезжала воинская команда - 43 стражника, искали Шаманина Евгения. Но он скрывался в лесу и его Мараконские мужики не выдали. Носили ему туда пищу и докладывали обстановку. Так его и не арестовали. А тем временем готовили расправу над урядником. На одном тайном совещании Шаманин пре[д]ложил мужикам убить этого вражину. Бросили жребий кому привести приговор в исполнение и выполо Александру Полиевтовичу Шаманину, отец которого был арестован за раздел с[з]емли и сидел в тюрьме. Парень Сашка был не женат и очень смелый, решительный. Продумали, как это сделать? Решили, как только урядник поедет в город с очередным докладом в полицейскую управу - убить его за Заборьев в ляге. Там всегда лошади останавливались после долгой дороги пить. На место расправы к Заборью подбросил Александра Полиевтовича Горбунов Александр Иванович из Петрегины, тут в лесу и дождался Сашка, когда подъедет урядник. Все было продумано до мелочей и получилось, как было решено... Лошадь остановилась пить и Сашка колом разнес череп уряднику." (История Пакшеньги, папка № 1, раздел 15, с. 15)[5].

В папке по истории Пакшеньге также находятся и курьезные события о странных людях – таким был Падера (Андрей) из Мараконской

"Однажды в церкви на молебне стоит Падера и все улыбается и посьмеивается. Падера не верил ни в черта не в бога - ему, как сказали сейчас, все по лампочкам. Поп справил молебен. Верующие стали подходить ко кресту и потом к попу на благословление и целование руки попа. И вот наш Падера подходил к кресту, а затем к попу на благословление, а сам во всю свою харю улыбается... Поп не выдержал и спросил

- над чем Андрюшка смеешься, скажи?

- Наш Падера и ответь попу на всю церковь - "Не х-я батюшка не смешно! Плакать хочется!

Что тут началось: один хохочут, другие ругают  Падеру нехристем... Поп перестал благословлять, ушел в алтарь и запел "Многие лета", не знал, что делать или от злости и состыда. Тут опять поднялся хохот и ругань. Старики и старухи богомольные ругали и проклинали долго Падеру, а он знал, что делал: "стоит по среди церкви и посмеивается, Хе-хе-хе". После этого случая поп, обходя по дворам в Пасху не заходил к Андрюхе - Падере в дом. А ему того и нада было" (История Пакшеньги, папка № 1, раздел 15, с. 20-21).

На фоне забывания устной истории села и города феномен "пакшеньгских древностей" оказывается практически уникальным, когда накопление и сбор материала (Ефремовская летопись, "История Пакшеньги") длится до сих пор[6]. Так житель Пакшеньги Вячеслав Прилучный уже несколько лет систематизирует материалы по истории Пакшеньги. С друзьями он собирает и обрабатывает старые фотографии, записывает воспоминания жителей, ведет блог деревни Пакшеньга в социальных сетях (http://vk.com/pakshenga), выкладывает новостные материалы на созданном им сайте http://pakshenga.ru.

С точки зрения фольклористики, описанный выше "пакшеньгский феномен", заслуживает  глубокого изучения, так как вписанность локальных событий в общегосударственный контекст показывает, с одной стороны, механизмы трансляции исторических знаний в устных сообществах, с другой стороны, позволяет увидеть типичное и уникальное в частной судьбе жителя деревни.


[1] Автор статьи и участники экспедиций выражают благодарность сотрудникам Вельского краеведческого музея им. Кулакова и лично Г.А. Веревкиной за помощь в организации поездок по Вельскому району.

[2] Особая благодарность учителю истории Пакшеньгской школы, разрешившей ознакомиться с этими материалами.

[3] Часть материала датировано 1985 годом. А.С. Кузьмин – краевед, учитель, внештатный корреспондент районной газеты, - родился в 1923 году в д. Окулковская (Заречье). Публиковал очерки о быте и фольклоре жителей Вельского района в газетах "Ленинский путь", "Ленинское знамя", "Путь к коммунизму", "Правда Севера", "Вельские вести".

[4] Здесь и дальше в публикуемых источниках орфография и пунктуация оригинала сохранены.

[5] Эту историю А.С. Кузьмин опубликовал в газете "Ленинский путь" в 1966 г. (29 марта, 2, 5, 7 апреля) в таком варианте: " Лето того года было неспокойное. События развивались стремительно. Вековечные устои жизни Пакшеньгского сельского общества пошатнулись. Вскоре после ареста мужиков был убит в Вельском волоку пакшеньгский урядник.И пошли разговоры об убийстве.  Многие  восхищались: как это Сашка Полиевктов ловко стукнул колом урядника по лысине. Не пикнул... За самоуправство и самовольство по разделу земли Ефим Конев, Полиевкт Шаманин, Александр Петрович, Андрей Иванович Шаманины были посажены в тюрьму на полтора года. За убийство урядника Александр Полиевктович Шаманин был сослан на вечное поселение в Сибирь".

[6]В Пакшеньге действует замечательный краеведческий музей, деятельность которого вписана в систему сохранения наследия Пакшеньги, описывается в другой статье участником фольклорной экспедиции Н.С. Петровой: "История Пакшеньги on-line и off-line: устная, письменная, интернет-версии" // Сборник работ студентов и аспирантов по полевым практикам. М., РГГУ, 2013 (в печати).

ПРИЛОЖЕНИЕ: ОПИСАНИЕ ПАПОК "ИСТОРИЯ ПАКШЕНЬГИ"

Папка № 1. "История Пакшеньги"

1. Из истории Пакшеньги с периода 1900 года… Колхоза Россия в сравнении с дореволюционным периодом – 18 листов.

2. Из истории Пакшеньги – общественная лекция А.С. Кузьмина – 17 листов

3. Сведения из истории колхозного строительства на Пакшеньге 1930-1945 гг.(собрал А.С. Кузьмин) – 7 листов.

4. Отзвук революционных событий 1905-1906 гг. на Пакшеньге (из воспоминаний уроженцев Пакшеньги, Вельского района, Архангельской области: Горбунова П.Ф., Ладыгина А.Е. и Шаманина М.Е. (датирована 1974 годом, надпись "племяннику Жене! От дяди Автонома) – 6 листов.

5. Первые годы советской власти в Пакшеньге (листы подписаны: "Уроженец д. Подгорье Лодыгин Автоном Емельянович, г. Пермь, 6 января 1975 года") – 2 листа.

6. Изучай историю родного края /Беседа со школьником/ (лекция для школьников, подготовленная А. Кузьминым – учителем Вельской школы-интерната) – 2 листа.

7. Из прошлого Пакшеньги (подписано: В. Коротаев /краевед 1967 год/) – 2 листа.

8. Тридцать лет назад (воспоминания о приеме нового устава сельхозартели, самозапись воспоминаний А. Кузьмина) – 2 листа.

9. Историческая справка колхоза "Россия" (автор Горбунов В.А. – председатель колхоза "Россия") – 2 листа.

10. Отзвук революционных событий 1905-1906 гг. на Пакшеньге (перепечатка из рукописи Лодыгина А.Е. – см. п. 4) – 7 листов.

11. Деревенское объявление о продаже скота (выписано А. Кузьминым из архива и перепечатано) – 4 листа.

12. "Секретарь уездного комитета /по документам и воспоминаниям/" (автобиография члена партии, секретаря уездного комитета Конева Николая Ефимовича) – 10 листов.

13. "Из воспоминаний участника Цусимского боя Горбунова Степана Петровича" (записал А. Кузьмин от него же в 1949 г.). В конце надпись: "Подготовил к печати краевед А.С. Кузьмин 16 марта 1985 года, г. Вельск – 16 листов.

14. "Из воспоминаний Сергея Прокопьевича Кузьмина" - 2 листа.

15. "Из воспоминаний Сергея Прокопьевича Кузьмина /Кузмина/" – 21 лист.

Илл. № 1. Схема расположения домов в деревне Артемковская с указанием номеров и жильцов в них в 1933 году.

Папка № 2. "История Пакшеньги"

Оглавление на папке: 1. История Пакшеньги. Д. Ив. Закос – Горбунова З.Н. – 11 л.; 2. Дер. Гора и Заречье – Кузьмин А.С. – 8 л.; 3. Дер. Петрегино – Горбунов П. Ил.  – 11 л.; 4. Дер. Титовская – Лодыгина Г.М. – 9 л.; 5. Дер. Степанковская – Лодыгина Г.М. – 43; 6. Дер. Степанковская – Лодыгина Г.М. – 37; 7. Деревня Л – Хутор Лодыгина Г.М. – 5.

Содержание папки:

1. Схема и приписка: "У каждого был амбар, баня и почти у всех гумно. В Заречье было гумен – 17 и две поварни. На Горе было гумен 5 и две поварни" – 2 тетрадных листа.

2. "Жители дер. Степанковской в 30-40 годы. Записано по воспоминаниям Кузьминой О.П. и Шаманиной Серафимы Петр. Писала Лодыгина Г.М. и Некрасова Л.П., апрель 1985 год" – 55 тетрадных листов.

3. . "Жители дер. Степанковской в 30-40 годах. Записано по воспоминаниям Кузьминой О.П. и Шаманиной Серафимы Петр. Писала Лодыгина Г.М. и Некрасова Л.П., апрель 1985 год" (2-я часть) – 53 тетрадных листа.

4. "Лычный Хутор. 1930-70 годы" – 8 тетрадных листов. .

Илл. № 2. Схема расположения домов в дер. Окулковская (Гора).

Папка № 3. "История Пакшеньги"

Оглавление на папке: 1. Из истории дер. Пакшеньга. 20-30-е годы – Горбунова Л.П. – 20 листов; 2. дер. Артемковская – Лодыгина Г.М. – 24 листа; 3. дер. Ефремковская (Гоголевская и Марьин Ручей) – Творилова А.А. – 18 листов; 4. дер. Подгорье – Буракова Л.Ив. – 13 листов; 5. дер. Кулаково – Буракова Л.Ив. – 11 листов; 6. дер. Лодыгина – Буракова Л.Ив. – 9 листов; 7. дер. Подсосенье – Буракова Л.Ив. – 21 лист.

Содержание папки:

1. "Из истории д. Бранихи в 20-30-е годы /Из воспоминаний о своей родной деревне Третьякова Николая Таратиевича/" Записала Горбунова Л.П. (описаны практически все дома в деревнях Пакшеньги и их жители по домам) – 23 листа.

2. "Деревня Артемковская Пакшеньгского с/с" /Жители деревни Артемковской/". Записано по воспоминаниями Горбунова Александра Григорьевича, Горбуновой Натальи Ивановны, писала Лодыгина Г.М., 1985 год (схема расположения домов, описание биографий семей, живших в этих домах – 44 тетрадных листа).

3. "Жители дер. Ефремковская (Гоголевская и Марьин Ручей), записано Твориловой Александрой Александровной по воспоминаниям Третьяковой Ал-й. Ст. и Горбуновым Ф. Евм." – 19 тетрадных листов.

4. "Жители дер. Подгорье. Записано Л.И. Бураковой по воспоминаниям Лодыгиной М.И., Калининой Л.К., Лодыгиной Н. Дм." – 26 тетрадных листов.

5. "Жители дер. Кулаково. Записано Л.И. Бураковой по воспоминаниям Лодыгиной М.И., Калининой Л.К., Лодыгиной Н. Дм." – 22 тетрадных листа.

6. "Жители дер. Лодыгино. Записано Л.И. Бураковой 17/III – 88 года по воспоминаниям Боровского Ник. Конст." – 13 тетрадных листов.

7. "Жители дер. Подсосенье. Записано Л.И. Бураковой 2-3/IV – 85 года по воспоминаниям Горбуновой Марии Алекс." – 24 тетрадных листа..

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить